Велика бібліотека української літератури
» » » Современные тенденции в мировой экономике

Рефераты по экономике План. 1. Введение 2. Мировая интеграция 3. Основные направления глобализации 4. Европейская интеграция, Евросоюз 5. Россия и мировая интеграция 6.

Современные тенденции в мировой экономике

План.
1. Введение
2. Мировая интеграция
3. Основные направления глобализации
4. Европейская интеграция, Евросоюз
5. Россия и мировая интеграция
6. Заключение
7.Список используемой литературы и ресурсов Internet
Введение.
Сегодня трудно найти более модную и дискуссионную тему, чем глобализация. Ей посвящены десятки конференций и симпозиумов, сотни книг, тысячи статей. О ней говорят и спорят ученые, политики, бизнесмены, религиозные деятели, люди искусства, журналисты. Предметом оживленных дебатов служит буквально все - что такое глобализация, когда она началась, как она соотносится с другими процессами в общественной жизни, каковы ее ближайшие и отдаленные последствия. Обилие мнений, подходов, оценок… Что-то новое сказать достаточно трудно. Зато можно обратиться к гласу наиболее значительных исследователей.
В.Б.Кувалдин, доктор исторических наук, профессор.
Глобализация уходит корнями глубоко в толщу истории, и все же это феномен XX века. С данной точки зрения наше столетие можно определить и как век глобализации. Поэтому уроки XX века особенно значимы и важны для понимания ее перспектив.
Сближение взглядов и подходов, характерное для современного человечества, так или иначе, проявляется в общественной практике. После краха "социалистического лагеря" рыночная экономика, политическая демократия, идейный плюрализм, открытое общество стали общезначимыми ориентирами в движении вперед. Впервые в истории абсолютное большинство живущих на Земле людей постепенно вырабатывают общее понимание основных принципов жизнеустройства. Это - идейный фундамент глобализации.
Небывалая интенсивность связей между людьми, отдельными группами, народами, государствами, цивилизациями делает индивидов человечеством, открывает вселенский простор для сил добра и зла. Глобализация подрывает основы "островного сознания". При всем желании в современном мире нельзя надолго, а тем более навсегда, изолироваться от глобальных проблем. Если мир становится взаимозависимым, то, значит, он и взаимоуязвим.
Ключ к пониманию природы глобализации надо искать на социальном уровне, в трансформации того общественного устройства, в котором мы существуем и развиваемся в течение столетий. Национально-государственные формы человеческого бытия постепенно утрачивают свою самодостаточность. Все мы стали свидетелями и участниками грандиозной эпопеи становления единого взаимосвязанного, взаимозависимого и взаимопроникающего мира, в котором глобальные системы не только скрепляют прежде разрозненные фрагменты целого, но и оказывают на них глубокое преобразующее воздействие. Фактически речь идет о создании глобального сообщества, в рамках которого существующие национально-государственные образования выступают в качестве более или менее самостоятельных структурных единиц. Мы его называем мегаобществом.
Сегодня различить контуры рождающегося мегаобщества нелегко. "Увидеть" его мешают сложившиеся, прочно укорененные представления, заданные моделью нации-государства, которая доминировала на протяжении Нового времени (эпохи Модерна). Хотя история знает немало примеров человеческих сообществ, выходящих далеко за национально-государственные рамки, - великие империи древности, мировые религии, Европа позднего средневековья. И все-таки сегодня в обыденном сознании национальные государства предстают как универсальная форма организации общества, в которой отныне навеки отлито человеческое бытие. Идею мегаобщества трудно принять и потому, что оно не имеет аналогов в истории и соответственно опоры в наличном опыте общественного бытия. Но и современная жизнь мало напоминает былые времена. Стоит ли удивляться тому, что она не укладывается в привычные рамки, создает новые формы организации.
Б.С.Ерасов, доктор философских наук, главный научный сотрудник Института востоковедения РАН, заместитель директора Центра евразийских исследований РАН.
Картина глобализации, создаваемая сторонниками прозападного пути, включает, в частности, благотворное воздействие Запада на остальной мир, подверженный "застою и деспотизму". Однако история взаимодействия Запада с другими цивилизациями предстает отнюдь не только как благодатный толчок извне, стимулирующий выход "отсталых" обществ на путь динамического развития, и не как взаимное заинтересованное знакомство людей, являющихся носителями своей культуры и воспринимающих чужую. Такого рода сюжеты годятся только для рафинированной культурной компаративистики и истории культурных коммуникаций. К сожалению, компаративистика слишком часто занимается весьма выборочным сопоставлением различных культур в рамках отвлеченной гуманитарной культурологии, изучающей мирные условия встречи их носителей.
Движущим началом экспансии Запада на глобальные просторы на протяжении последних трех столетий была вовсе не культура. Это колониальный процесс, затушевываемый как западными цивилизаторами, так и российскими модернизаторами, полагающими, что "иного не дано" ни в прошлом, ни в настоящем - кроме дороги универсального линейного прогресса, по которой "идут эшелоны" первой, второй, третьей очереди. Колониальная история перетекла в историю глобализма как постгосударственного, постэкономического, постклассического проникновения в "остальной мир".
Вместо взаимодействия цивилизаций на протяжении последних двух с лишним веков происходило нарастающее воздействие - "взламывание" не только хозяйственной системы, но и всей системы социокультурной регуляции, которое совершается с помощью военных, финансовых, хозяйственных и рыночных механизмов. Это воздействие на современном этапе дополняется "облучением" планеты технотронными средствами, оказывающимися зачастую более действенными, чем любое оружие устрашения.
Модернизация "незападных" стран за последние три столетия в значительной степени отмечена не приспосабливанием рыночной экономики и социальной инфраструктуры к специфическим ориентациям и формам поведения, принятым в других культурах, а растущими разрывами в устоявшихся и жизненно важных системах ценностей, смыслов и структур.
Прежнее, классическое общество опиралось на "большую традицию", в которой всем было обеспечено какое-то место, воспринимаемое как легитимное и оправданное. Связанная с мировыми религиями цивилизационная идентичность в пространстве и времени обеспечивала реальное единство большого общества и преемственность поколений. Сегодня удар направлен прежде всего на ту высокую культуру, существование которой оказывается несовместимым с содержанием "новой культуры". Ценности спасения, добра, добродетели, истины, преданности, солидарности всех верующих или хотя бы "своих" оказываются ненужными и вредными с точки зрения преуспеяния. Их удел - стать музейным достоянием, собранием классических текстов, предметом культивирования на презентациях и юбилеях. Но это уже не реальная, а искусственная жизнь объекта, помещаемого в специальную нишу, полезную для изучения "культурного прошлого". Реальный удел социокультурной структуры прошлых времен - тотальная деградация всего: среды обитания, отношений, условий бытия, физического состояния и умственного развития.
В ситуации современного "переходного" периода социальное тело и ум становятся сферой жесткой напряженности, в которой социальная или индивидуальная аномия - неизбежное состояние огромной части населения, выражающееся в пассивных формах (примирение с потерей статуса и скатывание на дно) или активных действиях (уход в криминальные сферы), но равно разрушительное и самоубийственное по характеру ответов на вызов прозападной модернизации.
Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации, доктор экономических наук.
Глобализация представляет собой процесс стремительного формирования единого общемирового финансово-информационного пространства на базе новых, преимущественно компьютерных, технологий. В этом ее отличие от интеграции, высшей стадией которой она является: интеграция была и в ледниковый период, глобализация же началась в 90-х гг. ХХ века, 10 лет назад. Поэтому доктора наук, пишущие о глобализации в эпоху Великих географических открытий, не совсем точны. Это была интеграция.
Глобализация еще только разворачивается, она еще не принесла нам своих последствий в полном объеме и пока содержит их только "в зародыше". Поэтому многое из того, о чем я буду говорить, существует пока не как доминанта, но лишь как тенденция.
Наибольшее впечатление производят глобальное телевидение, "финансовое цунами" спекулятивных капиталов, сметающее и воздвигающее национальные экономики, первый кризис глобальной экономики в 1997 - 1999 гг. и, наконец, вершина всего - Интернет, виртуальная реальность, интерактивность. Однако внешние атрибуты и инструменты глобализации не должны заслонять главного - влияния новых, информационных технологий на общество и, шире, на человечество в целом.
Единый мир возник на базе качественно новых компьютерных технологий, которые породили новые информационные технологии, а те, в свою очередь, качественно изменили природу бизнеса.
Главное в глобализации - изменение предмета труда. Человек всегда зарабатывал себе на хлеб, изменяя природу. Благодаря информационным технологиям наиболее прибыльным, наиболее коммерчески эффективным бизнесом стало не преобразование "мертвых" вещей, которым занималось человечество с момента своего появления, но преобразование живого человеческого сознания - как индивидуального, так и коллективного.
Строго говоря, нового тут нет. На некоммерческой основе это делает большинство государств мира, и не только тоталитарных, со времен Первой мировой войны. Однако информационные технологии впервые удешевили и упростили технологии формирования сознания до такой степени, что они стали практически общедоступны. В результате изменением нашего сознания занимается не национальное и даже не зловещее "мировое" правительство, а практически каждый фабрикант собачьих консервов. Тот, кто не делает это, давно вытеснен из бизнеса, в котором теперь нечего делать без РR-технологий: в отличие от традиционного маркетинга, они приспосабливают не товар к предпочтениям людей, а, напротив, людей - к уже имеющемуся товару.
В результате человечество все больше напоминает хирурга, делающего самому себе операцию на открытом мозге
Этапы интеграции мировой экономики
Становление современной мировой экономики объективно предопределено закономерностями развития производства и международного разделения труда, втягиванием в совокупный процесс воспроизводства все новых стран, превращением мировой торговли в один из важнейших факторов экономического роста, удовлетворения потребностей национальных хозяйств и населения в разнообразных товарах и услугах.
Мировая экономика является сложной системой, включающей множество разнообразных элементов и основу которой образуют международное и ограниченное рамками отдельных государств национальное производство материальных и духовных благ, их распределение, обмен и потребление. Каждая из этих фаз мирового воспроизводственного процесса как в глобальном масштабе, так и в рамках отдельных государств в зависимости от их места и доли в целом, оказывает влияние на функционирование всей мировой хозяйственной системы.
Мировая экономика, или мировое хозяйство, - это совокупность национальных хозяйств, находящихся в постоянной динамике, в движении, обладающих растущими международными связями и соответственно сложнейшим взаимовлиянием, подчиняющаяся объективным законам рыночной экономики, в результате чего формируется крайне противоречивая, но вместе с тем более или менее целостная мировая экономическая система.
В развитии современной мировой экономики и вовлеченности в нее национальных хозяйств выделяются несколько периодов.
Первый период (20-30 годы XXвека), который характеризовался кризисными явлениями в развитии мирового хозяйства. Глубокий социально-экономический кризис мирового хозяйства сопровождался общей неустойчивостью экономических связей, вызванных первой мировой войной, Великой депрессией конца 20-30-х годов в развитии экономики ведущих стран мира.
Второй период (конец 40-х - 80-е годы XX века) характеризуется интенсивным ростом вывоза предпринимательского капитала. За это время рост производства оказал основное влияние на организационно-экономические параметры мирового хозяйства.
Главной силой в производственных связях стали транснациональные корпорации (ТНК), которые образовывали интернациональные производственные комплексы, осуществляющие создание продукта, его реализацию, расчеты, кредитование. Ликвидация колониальной системы в середине 60-х годов привела на международную арену множество новых, развивающихся стран, которые и сегодня занимают особое место в мировом хозяйстве.
Началом третьего периода в развитии мирового хозяйства можно считать последнее десятилетие XX века, когда возросла степень освоения географического пространства, формирования международных, а в ряде случаев планетарных, производительных сил, усилилось экономическое взаимодействие и взаимозависимость. В восточноевропейских странах начались процессы формирования близких к западным государствам экономических и политических структур. В частности, в России, с начала 90-х годов начались экономические реформы, направленные на перевод экономики страны на рыночные условия хозяйствования и глубокую ее интеграцию в мировое хозяйство. Вступление мировой экономики в этот период развития может ознаменовать активизацию сотрудничества между странами, вызвать усиление единства их экономических и политических структур.
Процесс интернационализации мирового хозяйства в 90-х годах, по сравнению с 80-ми, имеет качественно новые черты, заключающиеся в следующем:
· После распада мировой социалистической системы большое число стран оказалось жестко включенным в систему мирохозяйственных связей.
· Либерализация внешнеэкономических связей и международных расчетов охватывает значительно большее число стран.
· Широкое применение нашли единые для всех стран стандарты на технологию, загрязнение окружающей среды, деятельность финансовых институтов, бухгалтерскую отчетность, национальную статистику и т.д. Эти стандарты распространяются также на образование и культуру.
· Внедрение одинаковых критериев макроэкономической политики, унификация требований к налоговой политике, к политике в области занятости и т.д. Этому во многом способствует деятельность таких международных организаций, как Международный валютный фонд (МВФ), Всемирная торговая организация (ВТО) и др.
Тем не менее, несмотря на интенсификацию процесса глобализации, мировая экономика еще далека от глобальной: половина населения развивающихся стран живет в замкнутой экономике, не затронутой международным экономическим обменом и движением капиталов.
Современное мировое хозяйство неоднородно. В него входят государства, отличающиеся социальной структурой, политическим устройством, уровнем развития производительных сил и производственных отношений, а также характером, масштабами и методами международных экономических отношений.
Ведущее положение в мировом хозяйстве в настоящее время занимают семь наиболее промышленно развитых стран: США, Япония, Канада, Германия, Франция, Великобритания и Италия. На их долю приходится более 80% промышленного производства группы промышленно развитых стран (ПРС) и около 60% всего мирового промышленного производства, соответственно 70 и 60% производства электроэнергии, более 60 и около 50% экспорта товаров и услуг.
В основе объединения национальных хозяйств в единое мировое хозяйство лежит международное разделение труда (МРТ), представляющее собой специализацию отдельных стран на производстве отдельных видов продукции, которой страны обмениваются между собой.
Международное разделение труда - объективная основа международного обмена товарами, услугами и знаниями, развития производственного, научно-технического, торгового и иного сотрудничества между всеми странами мира независимо от уровня их экономического развития и характера общественного строя. Именно МРТ является важнейшей материальной предпосылкой налаживания плодотворного экономического взаимодействия государств в масштабах всей планеты. Международное разделение труда - основа современного мирового хозяйства, позволяющая ему прогрессировать в своем развитии, создавать предпосылки для более полного проявления общих (универсальных) экономических законов.
Анализ имеющихся данных свидетельствует о том, что международное разделение труда и в перспективе будет неуклонно углубляться и на его основе опережающими темпами будет расти международный обмен товарами и услугами.
В 80-90-е годы в мире начались масштабные экономические, политические и социальные процессы огромной преобразующей силы, которые уже оказали воздействие на мировое хозяйство.
Важной проблемой мирового хозяйства становится взаимодействие разноуровневых систем, которые характеризуются не только степенью развитости, но и степенью вовлеченности в МРТ и мировое хозяйство. Особенность нынешнего развития мировой экономики - интеграция, причем интеграция всеобщая: капиталов, производств, труда. Возникнув первоначально в Европе (Европейское экономическое сообщество - ЕЭС, Совет Экономической Взаимопомощи - СЭВ), она за последние годы охватила новые страны и регионы и развивается по следующим направлениям:
· интернационализация производительных сил;
· интернационализация международного разделения труда;
· увеличение масштабов и качественное изменение характера традиционной международной торговли овеществленными товарами;
· международное перемещение финансовых и производственных ресурсов, обеспечивающее переплетение и взаимозависимость экономической деятельности в различных странах;
· развитие сферы услуг;
· международный обмен научно-техническими знаниями;
· международная миграция рабочей силы;
· международное сотрудничество, направленное на решение глобальных проблем современности (охрана природы, освоение Мирового океана, космоса, помощь голодающему населению развивающихся стран и др.).
Хозяйственные связи между экономиками различных стран реализуются в виде международных экономических отношений, основанных на международном разделении труда.
В системе международных экономических отношений наряду с товарными рынками функционируют мировой финансовый рынок, международный рынок труда, мировой информационный рынок, международная валютно-финансовая система.
Движение капитала, иностранные инвестиции, долгосрочные международные, государственные кредиты придают мировой финансовой системе завершенный вид. Страновые различия в обеспеченности трудовыми ресурсами, в возможностях и условиях занятости населения определяют возникновение и развитие межгосударственных потоков рабочей силы, что обусловливает формирование международного рынка труда. Возрастание роли информационного обеспечения, интеллектуальной собственности, широкое внедрение системы патентования, лицензирование изобретений и открытий, межгосударственные соглашения по защите авторских прав создают предпосылки для развития мирового информационного рынка.
Таким образом, МЭО являются мирохозяйственными отношениями рыночного типа, выступающими как особый фактор международной экономической интеграции.
Интеграция представляет собой объективный процесс развития устойчивых экономических связей и разделения труда национальных хозяйств, которые близки по уровню экономического развития. Охватывая внешнеэкономический обмен и сферу производства, она ведет к тесному переплетению национальных хозяйств, к созданию региональных хозяйственных комплексов.
Международная экономическая интеграция (МЭИ) - процесс хозяйственного и политического объединения стран на основе развития глубоких устойчивых взаимосвязей и разделения труда между отдельными национальными хозяйствами, взаимодействия их экономик на различных уровнях и в различных сферах.
Экономисты различают следующие ступени или последовательные этапы развития интеграционных процессов:
· зона свободной торговли, в рамках которой отменяются торговые ограничения между странами-участницами;
· таможенный союз, предполагающий наряду с функционированием зоны свободной торговли установление единого внешнеторгового тарифа и проведение единой внешнеторговой политики в отношении третьих стран;
· единый или общий рынок, обеспечивающий его участникам наряду со свободной взаимной торговлей и единым внешнеторговым тарифом свободу передвижения капитала и рабочей силы, а также согласование экономической политики;
· экономический и валютный союз, являющийся высшей формой межгосударственной экономической интеграции, и совмещающий все другие формы интеграции с проведением общей экономической и валютно-финансовой политики.
Строго говоря, в настоящее время лишь одна международная интеграционная группа стран прошла реально четыре этапов - это Европейский Союз (ЕС). Другие интеграционные группировки, пока прошли в своем развитии первый и частично второй этапы. Например, в странах Азии, Африки и Латинской Америки в настоящее время насчитывается более 20 региональных группировок. И хотя формы и сферы их сотрудничества разнообразны, не все группировки имеют интеграционный характер.
Помимо тенденции к формированию объединений в форме таможенных союзов заметное место в процессе хозяйственного сближения отдельных государств занимают ассоциации стран-производителей и экспортеров сырья, свободные экономические зоны.
Ассоциации стран-экспортеров сырья создавались развивающимися странами в связи с тем, что сырье играет важнейшую роль в экономике многих из них, достигая 4/5 экспорта и, следовательно, являясь основным источником их валютных поступлений. Право на их образование было подтверждено резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН.
Свободные экономические зоны создаются в государствах с различным уровнем экономического развития.
Наиболее распространено понимание свободной экономической зоны как беспошлинной торговли и складской зоны, которая, оставаясь частью национальной территории, с точки зрения фискального режима рассматривается как находящаяся вне государственных границ.
Таким образом, мировые хозяйственные отношения, проявляющиеся в интернационализации производства и интеграции, приводят к усилению взаимосвязи отдельных национальных экономик, формированию целостности мирового хозяйства.
Факторы, основные черты и направления глобализации мировой экономики
В основе предпосылок и движущих сил глобализации мировой экономики лежит ряд факторов, относящихся к ведущим сферам современной жизни:
Экономический фактор. Огромная концентрация и централизация капитала, рост крупных корпораций, в том числе компаний и финансовых групп, которые в своей деятельности все больше выходят за рамки национальных границ, осваивая мировое экономическое пространство.
Политический фактор. Государственные границы постепенно утрачивают свое значение, становятся все более прозрачными, дают все больше возможностей для свободы передвижения всех видов ресурсов.
Международный фактор. Динамика глобализации связывается с датами крупных международных событий. Так, называют три вехи, стимулировавшие процессы глобализации. Это, прежде всего, конференция Европейских сообществ в Люксембурге в 1985г., которая приняла Европейский акт (вступил в силу в 1987г.), провозгласивший свободы в международном движении товаров, людей, услуг и капитала.
Далее, это конференция Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ) в Пунта дель Эсте в 1986г., открывшая Уругвайский раунд переговоров (главным образом о снижении тарифов и других ограничений в торговле), который продолжался восемь лет.
И, наконец, это воссоединение Германии, ликвидация СЭВ и Варшавского пакта.
Среди предпосылок процесса глобализации важное значение придается окончанию “холодной войны” и преодолению идеологических разногласий между Востоком и Западом, которые не только раскалывали и Европу, но и затрагивали так или иначе и другие части света.
Технический фактор. Средства транспорта и связи создают невиданные прежде возможности для быстрого распространения идей, товаров, финансовых ресурсов.
Общественный фактор. Ослабление роли традиций, социальных связей и обычаев способствует мобильности людей в географическом, духовном и эмоциональном смысле.
Либерализация, дерегулирование рынков товаров и капитала усилили тенденцию к интернационализации экономической деятельности.
В чем же состоят эти качественно новые черты мировой экономики, чем отличаются они от тех, которые характеризовали эту область 100 лет тому назад?
Начать следует с того, что прежде международные экономические связи развивались преимущественно в рамках сформировавшихся к тому времени колониальных империй (британской, французской, германской, голландской, фактически и американской) и лишь затем между самими метрополиями.
Современные процессы глобализации развертываются прежде всего между промышленно развитыми странами и лишь во вторую очередь захватывают нынешние развивающиеся страны (в прошлом в большинстве своем колониальные владения).
Главной формой интернационализации хозяйственной жизни длительное время была международная торговля, а точнее, торговля между метрополиями и колониями в виде обмена готовых изделий на колониальные аграрно-сырьевые товары.
Основные направления и товарный состав международной торговли существенно изменились: преобладающее место занял товарооборот между самими развитыми странами, а его товарное наполнение составляют машины, оборудование, наукоемкие, высокотехнологические предметы и другие готовые изделия. По своему содержанию это преимущественно не межотраслевая, а внутриотраслевая торговля, основанная на внутриотраслевой специализации отдельных стран.
Основой глобализации стала интернационализация не обмена, а производства, институциональной формой которой выступают транснациональные корпорации (ТНК), стремительно развивающиеся в последние десятилетия. Международная торговля как таковая в значительной своей части реализует процессы специализации и кооперирования либо в рамках одной и той же ТНК (между ее головным предприятием и филиалами в других странах или между разными филиалами), или с другими ТНК, либо между ТНК и обычными компаниями разных стран. В основе этой торговли все чаще лежат не разовые коммерческие сделки, а долгосрочные производственные связи на базе соответствующих альянсов, соглашений о сотрудничестве и т.п. Эта общая тенденция, хотя и в меньшей степени, прослеживается и в экономических связях с участием развивающихся стран, а также стран с переходной экономикой.
Совершенно новое явление, характерное для современных процессов глобализации, - становление и прогрессирующий рост финансовых рынков (валютных, фондовых, кредитных), оказывающих громадное влияние на всю сферу производства и торговли в мировой экономике.
В 1996-1997гг. ежедневные межбанковские операции составляли примерно 1,25 трлн. долл. по сравнению с 600 млрд. долл. в 1987г., 800 млрд. долл. в 1989г. и 1 трлн. долл. в 1993г. Цифра 1,25 трлн. долл. (в 1998г. появилась ссылка на 1,5 трлн.) означает, что за одну неделю этот оборот оказывается равным годовому внутреннему продукту США, а оборот меньше чем за месяц, - всему мировому внутреннему продукту.
Но главное, конечно, заключается опять таки не в количественных показателях, а в качественном изменении всей финансовой сферы и ее роли в международной экономической жизни.
Финансовый кризис, начавшийся в Юго-Восточной Азии осенью 1997г., наглядно продемонстрировал новую ситуацию: колоссально возросшую роль финансовых рынков и далеко зашедшую глобализацию этих рынков. Именно поэтому события в Азии тут же сказались на таких же рынках, а отсюда и на экономике в целом - в Европе (включая Россию) и в США.
Множатся жалобы по поводу того, что глобальная интеграция финансовых рынков приобретает все большую и большую силу, подрывая национальную экономическую, денежную и фискальную политику. А президент Франции Ж.Ширак назвал спекулятивные операции на международных финансовых рынках “СПИДом нашей экономики”.
Между тем на такие операции приходится примерно 90% ежедневных валютных операций и только 10% обслуживают внешнюю торговлю. В связи с этим финансовые рынки называют иногда “экономикой казино”, причем в эти игры уже втянулись и такие солидные организации, как пенсионные фонды. В настоящее время на каждый доллар или фунт стерлингов, занятых в международной торговле, приходится 8-9 таких же единиц в чисто финансовом обороте.
Процессы глобализации по своему значению и последствиям не ограничиваются лишь экономической сферой. Они воздействуют и на другие стороны человеческого общества: культуру, мораль, жизненные ценности, искусство, политические и социальные представления и установки миллионов людей. В системе глобализированной экономики под эгидой ТНК находятся и средства массовой информации: телевидение, возможности которого с появлением спутниковой связи безгранично расширились, издательская деятельность, кино- и видеопроизводство и многое другое, даже спорт.
Еще одно новое существенное обстоятельство. Глобализация сегодня сопровождается другим, в известном смысле аналогичным по своему содержанию, но противоречащим ей процессом, а именно: регионализацией экономической деятельности - глобализацией в ограниченных масштабах, охватывающей группу стран, создающих объединения, в которых происходят большая или меньшая либерализация торговли, движение капитала и людей в рамках соответствующей интеграционной группировки.
Пример этой тенденции дает Европейский Союз в составе 15 западноевропейских стран, существующий уже свыше 40 лет и перешедший на общую валюту – евро. А всего, по данным ГАТТ, к середине 90-х гг. в мире насчитывалось более 30 интеграционных группировок различного типа (зоны свободной торговли, таможенные союзы, “общие рынки”, экономические союзы).
Глобализация экономической деятельности развертывается в основном на двух уровнях: микро- и макроэкономическом.
На микроэкономическом уровне происходит общая стратегическая ориентация компаний, всемирная по своему характеру – будь то ориентация на рынки сбыта по всему миру или на такие же источники снабжения, а так же на размещение производства в разных странах. Этот перечень основных движущих сил глобализации отражает преобладающую (хотя и не единственную) последовательность в развитии данного процесса: сбыт – снабжение – производство.
Так складывается фундамент глобализации, и по мере развития этого процесса он нуждается в поддержке государственной власти, ее макроэкономической политики. Если главный источник и генератор глобализации заключается во всемирно ориентированной стратегии на уровне отдельных фирм и компаний, то на общенациональном уровне отражаются макроэкономические последствия этого процесса, которые, в свою очередь, вызывают те или иные политические реакции, поддерживающие эту тенденцию или тормозящие ее. Главное содержание этой поддержки в государственной внешнеэкономической политике заключается в понятии “либерализация”.
Глобализация экономической деятельности настоятельно требует ее либерализации, то есть сокращения или устранения ограничений на путях международных финансовых операций. Именно это и происходит на протяжении последних десятилетий, и этим прежде всего занималось межправительственное Генеральное соглашение о тарифах и торговле, а с 1995г. продолжает заниматься его преемница – Всемирная торговая организация (ВТО). От общего уровня открытости мировой экономики, от степени ее либерализации во многом зависит и дальнейший прогресс в области глобализации.
Поэтому глобализация и либерализация – две стороны одного и того же процесса, и противоречия между ними отражают неизбежные внутренние противоречия этого процесса, где сталкиваются интересы разных экономических, политических и социальных сил, интересы различных сфер хозяйства, промышленных и финансовых групп и компаний, отраслей и стран. Отсюда и непрекращающиеся дискуссии по поводу того, что несет с собой глобализация, - положительные или отрицательные последствия, а если и то и другое, то какие моменты все же преобладают и что это, в конечном счете, – благо или зло?
На базе этих дискуссий делаются практические выводы. Одни авторы, более или менее решительно выступают за поддержку правительствами этой тенденции, другие, напротив, за ее сдерживание, за “разумный баланс” между мерами либерализации и протекционизма. Водораздел в этих дискуссиях и позициях проходит не обязательно между разными странами, но и между представителями различных кругов одной и той же страны.
Экономическая глобализация тесно связана и с другими глобальными проблемами современности, в частности, с охраной окружающей среды и стремительным ростом населения всей планеты.
Глобализация экономической деятельности развивается по следующим основным направлениям:
· международная торговля товарами, услугами, технологиями, объектами интеллектуальной собственности;
· международное движение факторов производства (капитала в виде прямых иностранных инвестиций, рабочей силы в виде стихийных миграций неквалифицированных и малоквалифицированных рабочих и в виде “утечки умов”);
· международные финансовые операции - кредиты (частные, государственные, международных организаций), основные ценные бумаги (акции, облигации и другие долговые обязательства), производные финансовые инструменты (фьючерсы, опционы и др.), валютные операции.
При этом соотношение как между этими тремя направлениями, так и разных форм в рамках каждого из них в последние годы существенно меняется.
Следует отметить прежде всего общую закономерность: все сферы международной экономики по темпам роста опережают темпы роста реального сектора, т.е. валового внутреннего продукта. Отсюда рост их удельного веса (их доли, или квот) в ВВП: это касается и торговли, и движения капитала, и финансовых операций.
Среди указанных трех направлений быстрее всего увеличивается объем международных финансовых операций, затем следует международное движение капитала (прямые инвестиции) и, наконец, международная торговля. Вместе с тем в рамках финансового направления особенно стремительно растут валютные операции и объем международных сделок с ценными бумагами (включая производные финансовые инструменты), процесс, отражающий все большую секьюритизацию современных финансовых рынков (и внутренних и международных).
Что касается прямых иностранных инвестиций, то их рост превосходит темпы роста международной торговли, в которой опережающими темпами увеличивается торговля услугами, технологиями, объектами интеллектуальной собственности.
Как и в других экономических явлениях, в данном случае речь идет о том, как измерить глобализацию экономической деятельности, как определить ее степень, динамику ее во времени.
Прежде всего, здесь нужно различать два вопроса. Первый из них - это параметры, по которым можно судить об уровне глобализации мировой экономики. Второй вопрос - это степень открытости экономики отдельной страны или группы стран, уровень ее или их участия в глобальных экономических процессах.
При этом, однако, следует учитывать некоторые существенные обстоятельства и оговорки. Процессы глобализации развертываются прежде всего в кругу 29 промышленно развитых стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), и в группе новых индустриальных стран. Развивающиеся страны участвуют в этом процессе в гораздо меньшей степени, а так называемые наименее развитые страны (сейчас в эту группу, по определению ООН, входит 51 страна) почти вовсе не участвуют в нем. В связи с этим средние общемировые показатели преуменьшают уровень и значение глобализации для одних стран и преувеличивают их для других. Поэтому представляется целесообразным рассматривать данное явление, прежде всего, применительно к развитым странам, тем более что к этой группе относится и Россия, принятая в 1995г. в ОЭСР, а затем в “большую восьмерку”.
Так, на основе разветвленных межотраслевых связей (а чем выше уровень экономического развития страны, тем сложнее и многообразнее переплетающиеся цепочки этих связей) во внешнеэкономическую деятельность оказывается вовлеченной значительно большая часть национальной экономики, чем об этом можно судить только по экспортным квотам, основанным на прямом экспорте.
То же самое относится и к прямым иностранным инвестициям. И экспорт и импорт этих инвестиций обычно оказываются связанными и с внутренней инвестиционной активностью, необходимой для обслуживания иностранных (тем более смешанных) компаний в данной стране, либо в связи с деятельностью собственных компаний за рубежом.
Во всех подобных случаях вступает в действие эффект так называемого мультипликатора, впервые описанный Дж. М. Кейнсом, в частности, внешнеторгового и инвестиционного мультипликатора. Такого рода мультипликатор, хотя и в специфических формах, действует и на финансовых рынках. Так, например, внешние кредитные операции банков стимулируют межбанковские операции на внутреннем рынке. Это же относится и к фондовым рынкам, международные и внутренние сегменты которых тесно связаны друг с другом. Что же касается валютных и внутренних денежных рынков отдельных стран, то в условиях свободной обратимости большинства валют они представляют, по существу, единые рынки.
В силу всех этих обстоятельств глобализация экономической деятельности обычно захватывает не только какую-то обособленную часть национальной экономики, непосредственно вовлеченную в систему внешнеэкономических связей, но и гораздо более глубокие ее основы, пронизывает в большей или меньшей степени все или почти все слои экономической жизни.
Это справедливо в первую очередь именно для развитых стран, где в отличие от многих развивающихся стран нет какого-то особого экспортного сектора, изолированного от остальной экономики, не связанной – ни прямо, ни косвенно – с внешним миром.
Отсюда вытекает, что выгоды и преимущества такой глобализации и интеграции никоим образом нельзя рассматривать лишь в виде одностороннего направления и движения, умаляя значение другого направления. Между тем именно это происходит, когда, например, экспорт в отличие от импорта признается безусловным благом, и меры по стимулированию экспорта сопровождаются ограничениями в области импорта, или когда проблемы международных кредитных отношений, прямых и портфельных инвестиций рассматриваются исключительно в свете привлечения иностранных ресурсов.
Процессы глобализации мировой экономики постепенно охватывают все сферы общественной жизни стран: производство (в форме транснациональных компаний), торговлю, включая фондовые и инвестиционные рынки. Эти процессы определяются тремя основными факторами:
· отход от государственного регулирования в пользу рыночных механизмов;
· преодоление национальных границ в ходе интеграции отдельных экономики;
· развитие информационных технологий.
В этих условиях естественно изменяется и роль государства, поскольку в результате международной конкуренции существенным образом ограничиваются (за счет вынужденной открытости экономики) возможности для государственного произвола при усилении контроля за денежной и фискальной политикой не только со стороны международных организаций, но и со стороны финансовых рынков. Эффективность государства, по мнению специалистов, должна проявляться в таких сферах, как развитие образования, здравоохранения, уменьшение социального неравенства. При этом оно должно рассматриваться не как непосредственный участник экономического роста, а как гарант:
· основ законности;
· стабильности политической и макроэкономической обстановки;
· социального обеспечения и образования;
· защиты окружающей среды.
Представляется, что такая роль государства в определенной мере соответствуют действительным целям мирового экономического истэблишмента уже в силу его жизненной заинтересованности в том, чтобы исключить дестабилизацию ситуации в любом регионе мира.
Проблемы, создаваемые глбализацией
Анализ процесса глобализации показывает, что в настоящее время в нем существует ряд проблем.
Во-первых, в нем наблюдается две противоречивые тенденции. С одной стороны, в мировой экономике происходит усиление позиций США, с другой - формируется экономический полицентризм.
Особенно наглядно проявляется первая тенденция, о чем свидетельствует то, что:
· США навязывают свои стандарты практически во всех областях, от правил заимствования на финансовых рынках, до кинобизнеса и образования (дипломы американских университетов - главный критерий приема на работу в ТНК и международные организации);
· американцы с опережением осуществляют новый этап структурной перестройки, направляя значительные суммы на образование, науку, информатику, технологии будущего, где зависимость от США остальной части мира возрастает.
Это привело к тому, что США стали мировым лидером на главных направлениях фундаментальной науки. При этом позиции США в мировой науке постоянно укрепляются, в том числе за счет привлечения в страну зарубежной научной элиты, использования исследовательского потенциала зарубежных филиалов американских корпораций, программ международного научно-технического сотрудничества.
США в 90-х годах, по опросам Международного экономического форума, практически неизменно признаются наиболее конкурентоспособной страной из 46 наиболее развитых стран мира. Ближе всего по этому показателю к США Сингапур, Сянган (Гонконг) и малые европейские страны. С 1992 по 1997гг. Япония в этом рейтинге опустилась со второго на девятое место, Германия - с пятого на четырнадцатое, Франция с пятнадцатого на девятнадцатое. Россия занимает последнее 46 место.
Американоцентризму способствует и некоторое ослабление позиций Европейских стран в мировой экономике и одновременно возрастание роли стран Юго-Восточной Азии и Латинской Америки, где американское влияние наиболее ощутимо. Очевидно, что в ближайшей перспективе эта тенденция сохранится, несмотря на то, что удельный вес США в мировой экономике относительно сокращается.
Таким образом, о полицентризме реально можно говорить лишь в отдаленной перспективе, когда новые центры, такие как страны Юго-Восточной Азии и Латинской Америки в экономическом и политическом отношении достигнут более высокого уровня, чтобы играть более самостоятельную роль как противовеса США. Значительное влияние на развитие полицентризма могут оказать успехи европейской интеграции и повышение в будущем роли России в мировой экономике.
Во-вторых, с одной стороны, происходит “замыкание” постиндустриального мира, с другой - нарастающая неспособность других стран преобразовать свои хозяйственные системы в соответствии с требованиями времени.
В связи с этим главная глобальная экономическая проблема современности связана с формированием в рамках ведущих западных стран замкнутой хозяйственной системы. Этот процесс может быть прослежен по четырем направлениям концентрации в постиндустриальном мире большей части интеллектуального и технологического потенциалов человечества; сосредоточении основных торговых оборотов в пределах сообщества развитых государств; замыкании инвестиционных потоков и резком ограничении миграционных процессов из “третьего мира” в развитые страны планеты.
1. К началу 90-х годов члены “клуба семи” обладали 80,4% мировой компьютерной техники и обеспечивали 90,5% высокотехнологичного производства. На США и Канаду приходилось 42,8% всех производимых в мире затрат на исследовательские разработки, в то время как Латинская Америка и Африка вместе взятые обеспечивали менее 1% таковых. Ведущие страны Запада контролировали 87%всех зарегистрированных в мире патентов, а по такому показателю, как вложение в развитие наукоемких технологий, США в 36 раз превосходили Россию. На протяжении 90-хгодов страны - члены ОСЭР тратили на научные исследования и разработки в среднем около 400 млрд. долл. (в ценах 1995г.), из которых на долю США приходилось 44%.
Эти тенденции выражены прежде всего в росте технологического могущества постиндустриальных стран. Они проявляются также в их возрастающей инвестиционной привлекательности, обеспечивающей приток иностранных капиталовложений. Повышение эффективности всех секторов экономики “семерки” снижает зависимость их от внешнего мира.
2. На протяжении ХХ столетия международная торговля по темпам роста уверенно опережала ВНП большинства индустриально развитых стран. Суммарный ВНП всех государств мира с 1950 по 1992г. повысился с 3,8 до 18,9 трлн. долл., а объем торговых оборотов - с 0,3 до 3,5 трлн. долл. Ко второй половине 90-х годов сложилась ситуация, когда только 5% торговых потоков, начинающихся или заканчивающихся на территории одного из 29 государств ОЭС, выходят вне этой группировки. Развитые постиндустриальные державы импортируют из развивающихся индустриальных стран товаров и услуг на сумму, не превышающую 1,2% своего суммарного ВНП.
Несмотря на то, что США остаются мировым лидером по объему торговых оборотов, их экономика является одной из наименее зависимых от экспортно-импортных операций, а отношение экспорта ВНП находится на уровне 5%. В Европе аналогичная картина с той лишь разницей, что товарные потоки между странами ЕС относятся к международной торговле, что весьма условно, если учесть степень их экономической интеграции. Так, если в 1958г. лишь 36% всего объема их торговли ограничивалось рамками союза, то в 1992г. эта цифра возросла до 60%. В то же время удельный вес европейских товаров и услуг, направляемых за пределы ЕС, фактически совпадает с соответствующими показателями США и Японии. Таким образом, тенденции в международной торговле однозначно свидетельствуют о растущей замкнутости постиндустриального мира.
3. Новое качество инвестиционной активности в развитых странах. Примером может служить распределение инвестиций в США по отдельным секторам и источникам. Если в 1970г. в Европу направлялось около 1/3 всех американских инвестиций, то в настоящее время уже 50%, тогда как на долю Японии и новых индустриальных государств Азии приходится не более 8%, а Мексики - менее 3%. Инвестиции в США с 1970 по 1990гг. возросли более чем в 30 раз. При этом корпорации Великобритании, Японии, Канады, Франции, Германии, Швейцарии и Нидерландов обеспечили 85% всех инвестиций в американскую экономику в 1996г.
4. С конца 70-х годов формирование постиндустриального мира резко снизило активность миграции, обусловленной экономическими факторами, внутри сообщества развитых государств и в то же время повысило темпы притока иммигрантов из “третьего мира”. Например, если в 50-е годы в США 68% легальных иммигрантов прибывало из Европы и Канады, принадлежавшие в основном к среднему классу, то в 80-е годы более 83% иммигрантов были азиатского или латиноамериканского происхождения и, как правило, не имели достаточного образования.
Эти процессы приводят к тяжелым последствиям для рынка труда США и Европы. Так, в США с 1980 по 1995гг. приток низкоквалифицированных иммигрантов на 20% уменьшил предложение на рынке труда для лиц, не имеющих законченного школьного образования, и снизил среднюю плату их труда более чем на 15%. В Европе количество безработных практически совпадает с числом иностранных рабочих. Отрицательные последствия такой миграционной экспансии заставляют органы власти развитых стран принимать соответствующие меры, наиболее реальными из которых станут жесткие ограничения на использование иностранной рабочей силы.
В настоящее время возникает опасность усиления несамостоятельности новых индустриальных стран. Это проявляется, во-первых, в экстенсивном характере развития и тенденциях к заимствованию технологических новшеств на Западе; во-вторых, в исключительно высокой роли внешних инвестиций как стимула развития и, в-третьих, в крайней зависимости от экспорта готовой продукции в государства постиндустриального мира. Суть этих проявлений заключается в следующем:
1. В новых индустриальных странах, в первую очередь в Юго-Восточной Азии, эпоха индустриализации началась в 60-х гг., на фоне крайне низкого уровня жизни, акцент делался на использование дешевой рабочей силы и импорт технологий. Практически эти государства стали сборочными цехами при массовом производстве промышленных товаров. С 80-х годов объемы продаж компьютеров, собранных, в частности, в Южной Корее, выросли почти в 20 раз, однако комплектующие собственного изготовления составляли не более 15% стоимости компьютеров, 95% всех моделей выпускалось по лицензиям, а программное обеспечение оставалось иностранным почти на 100%.
Очевидно, что такое положение не может быть исправлено в одночасье из-за недостаточности уровня образования. В настоящее время лишь в Японии и Южной Корее почти вся молодежь посещает школу, в то время как в Китае и Индонезии только 45-50%, а в Таиланде - лишь 40% молодежи имеют такую возможность. Если во Франции 44% выпускников школ поступают в ВУЗы, а в США - 65%, то в Малайзии - не выше 12%. Проблема усугубляется еще тем, что более четверти южнокорейских, трети тайваньских и 95% китайских студентов, обучающихся за рубежом, предпочитают не возвращаться на родину.
2. Несмотря на высокие нормы накопления, достигнутые в новых индустриальных странах, их успехи в значительной степени обусловлены иностранными инвестициями. К середине 90-х годов на каждого жителя Малайзии приходилось более 100 долл. прямых иностранных инвестиций (в России, накануне кризиса, этот показатель был ниже в 18 раз), а в Южной Корее, Тайване и Сянгане (Гонконге) еще выше. Потребность в инвестициях стран Юго-Восточной Азии на совершенствование транспорта, энергетических систем и производственной инфраструктуры в период 1995-2004гг. составляют 1,5 трлн. долл.
3. Несамостоятельность новых индустриальных стран сформировала ориентацию на внешний рынок и привела к производству товаров массового спроса за счет обеспечения высокой нормы накопления и низкой цены рабочей силы. Первые конкурентоспособные производства в странах Азии возникли в зонах обработки продукции на экспорт, наиболее серьезные из которых расположены в Сингапуре, Сянгане (Гонконге), Южной Корее, Малайзии и на Тайване.
В отличие от развитых стран, где соотношение экспортной и внутренней продукции составляет в целом не более 7-8%, в азиатских государствах достигает существенно больших значений: в Китае - 21,2%, Индонезии - 21,9%, на Филиппинах 24,4%, Южной Корее - 26,8%, Таиланде - 30,2%, на Тайване - 42,5%, в Малайзии - 78,8%, а в Сянгане (Гонконге) и Сингапуре 117,3% и 132,9% соответственно.
В то же время стремление НИС к активизации экспорта, основным условием успеха которого является поддержание низких цен на рабочую силу, препятствует развитию внутреннего рынка, невозможного без формирования широкого среднего класса. Таким образом, перенесение акцента с максимизации материального потребления на более широкое усвоение информации и приобретение услуг, наблюдающееся в постиндустриальном мире, несомненно, окажет крайне негативное влияние на развивающиеся страны.
Что такое глобализация?
В последнее время мы стали свидетелями уникального стечения и переплетения гигантских по масштабам явлений и процессов, каждый из которых в отдельности можно было бы назвать эпохальным событием с точки зрения его последствий для всего мирового сообщества. Происходящие глубокие изменения в геополитических структурах мирового сообщества и трансформации социально-политических систем дают основания говорить о завершении одного исторического периода и вступлении современного мира в качественно новую фазу своего развития.
Особенность нынешнего этапа состоит не только в том что эпоха постиндустриализма сменяется информационной, а еще и в том что процесс изменений затронул, наряду с экономической, политическую, социокультурную и духовные сферы. Начинается этап формирования нового типа мирового сообщества. Наиболее зримым проявлением и показателем этих процессов и феноменов является глобализация.
Наиболее распространенным является определение глобализации как объективного процесса сближения, интернационализации, взаимозависимости во всех сферах жизни стран и народов нашей планеты.
Основной сферой глобализации является международная система экономики, но это несет в себе ряд сложностей – из-за неодинакового темпа развития и возможностей стран, взаимозависимость и взаимопроникновение может стать потенциальным источником рисков, проблем и конфликтов.
Научно-техническая революция – важнейший глобальный фактор, в корне меняющий всю структуру современного производства и жизни людей. Уровень экономического развития, место государства в мировой системе, определяют его интеллектуальный потенциал, возможности формирования научно-исследовательской инфраструктуры, капиталовложения в образование и профессиональную подготовку.
Информационная революция – создала глобальное информационное пространство, которое характеризуется неизмеримо большими потоками информации, возможностями ее использования, гигантским воздействием на все жизненные процессы, сознание и поведение людей. Борьба за информационное пространство становится одним из важнейших факторов современной геополитике.
Глобализация выражается также во взаимопроникновении, взаимовлияния культур, цивилизаций, в усилении стандартизации образа жизни, сознания и поведения людей, образования и т.д.
Глобализация включает и многие другие стороны усиления взаимосвязи и интеграции человеческих сообществ: повышение роли наднациональных и транснациональных структур и участников системы международных отношений: церкви, ООН и региональных сообществ, ТНК, общественных организаций; приоритет прав человека и свобод, универсализация правовых норм, социальных стандартов и др.
Глобализация в экономической и финансовой сферах.
В экономике развитие глобализационных процессов тесно связанно с ужесточением на мировом рынке конкурентной борьбы за контроль над природными ресурсами и информационным пространством через использование новейших технологий. «Глобализация является синонимом взаимопроникновения и слияния экономик под давлением все более жестокой конкуренции и ускорения научно-технического прогресса», - отмечает Ж.Пэй, генеральный секретарь ОЭСР. Появление и развитие принципиально новых систем получения, передачи и обработки информации позволили создать глобальные сети, объединяющие высокой восприимчивостью к инновациям и быстротой адаптацией к меняющейся ситуации на рынке, получили новые возможности увеличить свое значение в мировой экономике. Одновременно происходит процесс перерастания региональных ТНК в глобальные, которые осуществляют оптимизацию производственных процессов, использования ресурсов и научных разработок, диверсификацию и управление инвестициями в мировом масштабе.
Характерной чертой глобализацией в экономике стало сочетание процессов автономизации и интеграции. Это нашло отражение и в «парадоксе Нейсбитта»: «Чем выше уровень глобализации экономике, тем сильнее ее мельчайшие участники». Сходные процессы прослеживаются и в общественно-политической сфере. М.Турэн в своей книги «Потрясение мира» пишет о противоречивых тенденциях глобализации и фрагментации мира, которое он связывает с интернационализацией связей и ростом индивидуализма. Дж. Нейсбитт отмечает движение, с одной стороны, к политической независимости и самоуправлению, с другой – к формированию экономических альянсов. Процессы глобализации в экономической, информационной, культурной сферах идут в тесной связи с процессами национальной идентификации. Стремление к национальному самовыражению является мощным стимулом социального, экономического и политического развития в условиях информационной открытости и интенсификации соревновательного процесса в мире. В тоже время возрождение национального сознания является защитной реакцией общества против разрушительного влияния центробежных сил, связанных с глобализацией. В экономике – это разрыв традиционных связей внутри страны, деградация неконкурентоспособных производств, обострение безработицы; в области культуры и идеологии – агрессивное проникновение чуждых данному обществу идей, ценностей, моделей поведения. При этом чем сильнее социально-экономическое и идеологическое потрясение общества, тем резче ответная реакция, принимающая иногда форму воинствующего национализма и религиозного фундаментализма. Именно в этом кроются в значительной степени истоки этнических и религиозных конфликтов, разгорающихся в различных регионах планеты и порождающих кровавый терроризм.
Среди большинства экономистов и социологов Запада пока преобладает определенная эйфория в оценке перспектив последствий глобализационных процессов. Немалую роль здесь играет идеологический фактор: крах социалистической системы централизованного планирования воспринимается ими как безусловное торжество либерализма с присущими ему системами ценностей. Более объективные исследователи, однако, предостерегают от упоения идеологической победой. «Конец коммунизма не означает, что капитализм в его современной форме является единственным правильным путем. Триумф демократии над тоталитаризмом не означает, что все в этой демократии жизнеспособно, - пишет американец Ч. Хэнди в книге «Эпоха парадокса». Другой американский экономист Р. Аллен, исследуя влияние глобализации на экономику, приходит к выводу, что стихийные рыночные процессы не укладываются в существующие концепции рыночного урегулирования, прежде всего в концепцию монетаризма. Эта концепция исходит из того, что зависимость между денежной массой, находящейся в обращении, и динамикой номинального ВВП является стабильной и непредсказуемой. И тогда, воздействуя на объем этой массы, правительство получает в свои руки инструментарий для обеспечения устойчивого неинфляционного роста экономики. Глобализация же финансового рынка, установил Р. Аллен, привела к нарушению указанной стабильности и предсказуемости.
Слабая эффективность существующих регулирующих механизмов создает условия для дестабилизации экономической и социально-политической ситуации в отдельных странах и мировом сообществе в целом. Это находит выражение прежде всего в мировых финансовых кризисах. Не случайно, что именно в финансовой сфере процессы глобализации получили наибольшее развитие. Компьютеризация, системы электронных счетов и кредитных карт, спутниковая и оптико-волоконная связь позволяют практически мгновенно перемещать финансовую информацию, заключать сделки, переводить средства с одних счетов на другие независимо от расстояния и государственных границ. Это привело к резкому сокращению трансакционных издержек и явилось одним из основных факторов образования мирового финансового рынка.
Другой фактор – изменение внешних и внутренних государственных условий деятельности финансовых институтов. Крах Бреттонвудской системы в 1971 году и отмена режима фиксирования валютных курсов привели к размыванию границ прежде замкнутых национальных финансовых пространств, стимулировали экспансию иностранного капитала на национальных финансовых рынках, что позволило играть на изменении курса валют.
В свою очередь усиление конкуренции на мировом рынке банковских услуг, снижение рентабельности банковских операций и понижение банковской маржи вынудило большинство развитых стран пойти в 80-90-е годы на дерегулирование сферы финансовой деятельности. Сюда относятся такие меры, как снятие ограничений с величины процентных ставок, снижение налогов и комиссионных сборов с финансовых трансакций, открытие иностранным банкам доступа на внутренний финансовый рынок, расширенная приватизация и секьюритизации активов, разрешение конкурировать с банками страховым компаниям и другим финансовым институтам.
Дерегулированию способствовали также появление нового банковского инструментария, позволяющего обходить ранее существовавшие правила и ограничения, и формирование сети офшорных банковских услуг, функционирующей в льготном режиме (отсутствие нормирования резервных фондов, освобождение от страховых взносов, льготы по налогам на прибыль). Снятие контроля над валютными операциями сделало офшорные банки притягательными для отмывания «грязных денег».
Следствием развития информационных технологий в финансовой сфере и ее дерегулирования явилась интенсификация международных трансакций. Объем ежедневных валютных сделок увеличился с 250 млрд. долл. В 1985г. до 1 трлн. долл. в 90-х годов. К середине 90-х годов на каждый доллар, потраченный на покупку иностранных товаров, приходилось 7-8 долл. международных трансфертов, не связанных с продажей товаров.
Процессы глобализации финансовой сферы не только привели к свободному, неконтролируемому перемещению огромных денежных масс через национальные границы и формированию глобального финансового рынка, но и к изменению функции денег в мировой экономике. Еще в середине 80-х годов П. Дракер отмечал, что финансовый рынок стал играть независимую от рынка товаров и услуг роль. Деньги сами превратились в товар, а спекуляция на изменении курса валют – в наиболее выгодную рыночную операцию.
Рост неопределенности на финансовом рынке, в частности, в отношении курса валют и ценных бумаг привел к развитию механизма хеджирования и управления рисками. Уже известные финансовые инструменты, такие как товарные фьючерсы и опционы, дополняются более изощренными формами – так называемыми дериватами. Они представляют собой виды ценных бумаг или обязательств, являющихся производными от других ценных. Дериваты открывают возможность для спекуляции на изменении курсов валют, акций и других видов финансовых активов. Общий объем сделок с дериватами на мировом рынке растет с ускорением. Согласно оценке Генеральной счетной палаты США, с 1986 по 1993 год он возрос более чем в 15 раз и составил к конце этого периода свыше 12 трлн. долл. в год. Причем если раньше подобного рода сделки в основном производились в западных странах, то в последние годы отмечается их значительное увеличение в странах Восточной Европы, Азии и Латинской Америке.
Особенностью рынка дериватов в отличии от обычных ценных бумаг является высокая степень рисков и непредсказуемость. Трансакции с дериватами по существу оказались за пределами системы правового регулирования, что вызывает все большую тревогу авторитетных финансовых экспертов. По их мнению, развитие глобального рынка дериватов может привести к катастрофическим последствиям для мировой финансовой системы. При этом крах в одном звене этой системы может распространяться на другие ее звенья подобно «эффекту домино».
Появление нового инструментария валютно-финансового рынка – дериватов, позволившего развернуть широкомасштабные спекулятивные операции на курсах валют и других ценных бумаг, ускоряет процесс обособления валютно-финансовой сферы, которая все больше, и в основном, начинает обслуживать саму себя, от реального сектора экономики. Это порождает огромную нестабильность мировой финансовой системы, о чем свидетельствуют периодически повторяющиеся и все более разрушительные финансовые кризисы – 1997г., 1997-1999гг.
Степень пораженности экономике той или иной страны финансовым кризисом зависит от целого комплекса факторов, в ряду которых большую роль играют: мера сбалансированности между финансовой сферой и реальным сектором экономики, связанная с этим устойчивость национальной валютной системы, инвестиционный климат, глубина интегрированности страны в мировую валютно-финансовую систему, масштабы и характер задолженности государства и национальной экономике в целом.
Наряду с дестабилизацией финансовой сферы глобализация ведет к усилению диспропорций в мировой экономике и к нарастанию социальной поляризации. В исследовании « Глобальная экономика в переходный период», подготовленном группой английских, канадских и американских экономистов, подчеркивается, что «превращении экономики в глобальную не означает всеобщего динамизма развития; скорее оно ведет к одновременному выделению высокодинамичных систем и расширению числа стагнирующих, которые и так уже слабы и находятся в невыгодном положении». Еще определеннее эта мысль была высказана на 81-й сессии МОТ в докладе ее Генерального директора М. Хансена, посвященном социальной справедливости в условиях глобализации экономики. «Вместо того чтобы уничтожать или ослаблять проявления неравенства, интеграция национальных экономик в мировую систему, напротив, усиливает их и делает во многих отношениях более острыми». В докладе приводятся данные о том, что в 1960 г. 20% населения планеты, охватывающее его наиболее богатую часть, располагали в 30 раз большими средствами, чем 20%, включающие наименее обеспеченных, а к 1990 г. этот разрыв увеличился до 59 раз.[1]
Социально-политические проблемы глобализации.
Обострение социально-политических проблем, связанное с процессами глобализации, имеет место не только в развивающихся, но и в развитых, вполне благополучных на первый взгляд, странах. Изменение структуры производства и перемещения массового выпуска трудоемких видов товаров в Третий мир тяжело ударило по традиционным отраслям этих стран, вызвав там закрытие многих предприятий и рост безработицы. Феномен деиндустриализации привел к образованию депрессивных анклавов, усилив социальное расслоение общества. Дестабилизирующими факторами являются также новые формы занятости (индивидуализация условий найма, временные контракты) и глобализация рынка рабочей силы. Приток дешевой рабочей силы извне обострил конкуренцию на рынке труда развитых стран, что привело к осложнению межэтнических отношений и росту национализма в этих стран.
Массовая миграция населения, приобретающая глобальный характер, превращается в серьезный источник обострения социально-экономической обстановки в мире. По данным ООН, в 1995г. за пределами родных стран проживало 125 млн. человек. При этом численность нелегальных иммигрантов оценивается в 30 млн. Большая часть мигрантов покинули родину по сугубо экономическим причинам – глобализация производства сопровождается глобализацией рынка труда. Другая их часть – это вынужденные переселенцы, бегущие от локальных войн и этнических чисток. Воинствующий национализм и религиозная нетерпимость, приобретающие все более опасные масштабы в XXI веке, - это ответная реакция той части мирового сообщества, которая оказалась не в состоянии преодолеть психологический шок глобализационных процессов.
Этот шок ощущается как на общественном, так и на личностном уровнях. Стрессовые нагрузки, вызываемые усилением экономической и социально-политической нестабильности, разрушением привычного уклада жизни и ценностных ориентиров, способствуют распространению тяжелых психических заболеваний и недугов, связанных с ослаблением иммунной системы человека. Приобретают небывалые масштабы и социальные болезни человечества – наркомания, преступность. Создаются глобальные сети преступного бизнеса, паразитирующего на человеческих слабостях и пороках.
Глобальные изменения экологии.
Глобальные масштабы приобретает экологическая проблема. Причем если несколько десятилетий назад, когда Римский клуб опубликовал свой доклад «Пределы роста», речь, главным образом, шла об истощении энергетических и сырьевых ресурсов планеты, угрожающем экономическому росту, то в 90-е годы человечество начинает осознавать реальную опасность экологической катастрофы, угрожающей самому существованию цивилизации. Это вызвано деградацией жизненно важной для здоровья человека природной среды, разрушительным техногенным влиянием на биосферу, усиливающимся воздействием парникового эффекта на климат планеты, необратимыми потерями в генофонде планеты в связи с исчезновением многих видов животных и растений.
Ситуация настолько опасна, что обсуждение экологических проблем вышло за рамки научных дискуссий и движения неформалов и превратилось в важную часть мирового политического процесса, в который вовлечены правительства, международные организации и финансовые структуры. Ведется интенсивная разработка стратегии преодоления экологического кризиса. В конце 80-х годов появилась концепция самоподдерживающегося развития (в нашей литературе получила распространение ее неточный перевод – «устойчивого развития»), признанная соединить задачи экономического роста с сохранением природной среды. Впервые она была сформулирована в докладе Всемирной комиссии по вопросам окружающей среды и развития «Наше общее будущее» (доклад Брундтланда) и была развернута на конференции ООН по проблемам окружающей среды и развития в Рио-де-Жанейро в 1992г.
Учитывая, что техногенное воздействие на природу необходимо снизить, согласно оценке межправительственной организации по вопросам изменения климата, по крайней мере вдвое против существующего уровня, численность планеты, по прогнозу ООН, возрастет к 2050 г. до 10 млрд. человек, то есть вдвое по сравнению с теперешним, даже при нулевом росте потребления на душу населения экологическая интенсивность потребления (техногенная нагрузка на природную среду) должна быть снижена к 2050г. в четыре раза. Если же потребление на душу населения будет увеличиваться существующим темпом – то есть 2 –3 % в год, то к 2050 г. оно возрастет в четыре раза. В этом случае для достижения самоподдерживающегося развития необходимо будет снизить экологическую интенсивность потребления в 16 раз.
В указанной концепции ставка делается в основном на создание новых безотходных, ресурсосберегающих технологий, на усиление контроля международных организаций за состоянием природной среды и ее использованием. Такой, по существу, технократический подход к решению сложнейшей проблемы современности отодвигает на задний план социальные проблемы экологического кризиса и среди них прежде всего – огромный разрыв в уровнях потребления между различными регионами Земли. В то время как относительно небольшая часть человечества, проживающая преимущественно в развитых странах, пользуется благами сверхпотребления, остальные живут на грани бедности, а 800 млн. человек голодают. При этом именно развитые страны несут главную ответственность за загрязнение природной среды и истощение невозобновляемых ресурсов. По данным Межправительственного агентства по вопросам изменения климата, 74% выброса углекислоты в атмосферу осуществляют развитые и 26% - развивающиеся страны. В пересчете на душу населения в развитых странах этот показатель в 10 раз выше, чем в развивающихся. Поэтому для преодоления экологического кризиса необходимо, не дожидаясь разработки новых безотходных технологий, уже сейчас вводить ограничения на объемы загрязнения природной среды, прежде всего для западных государств.
Первые шаги в этом направлении уже предпринимаются. На Международной конференции по глобальному изменению климата планеты в Киото в 1997г. были приняты решения, обязывающие некоторые развитые страны сократить выброс углекислоты, США в частности, должны сократить эти выбросы на 7%. Но неизвестно, будут ли эти требования выполнены. Экономические программы являются объектом ожесточенной борьбы политических и экономических сил, среди которых важную роль играют ТНК, несущие большую долю ответственности за загрязнение природной среды. В рамках ООН был создан Центр по ТНК, который выработал жесткие экологические стандарты, регламентирующие их деятельность. Однако под давлением лобби этих корпораций стандарты не были введены в действие, а сам Центр непосредственно перед упоминавшимся конгрессом в Рио-де-Жанейро был ликвидирован.
Борьба идет не только по вопросам регламентации и установления экологических стандартов, по существу это – борьба за контроль над природными ресурсами планеты, включая воздух, воду, землю. Притом особое беспокойство международной общественности, занимающейся экологическими проблемами, вызывает то, что широкие массы населения отстраняются от участия в решении жизненно важных для них вопросов охраны окружающей их природной среды. Происходит институционализация бюрократической надгосударственной системы, претендующей на глобальное руководство в природоохранной сфере. По словам, Н. Хилдярда, издателя журнала «Экологист» (Великобритания), «экологический кризис используется для создания мировой технократии, управляющей ресурсами и экологическими рисками… Глобальные (наднациональные) менеджеры могут вызвать новую волну колониализма, так как экологической защитой теперь прикрываются коммерческие интересы». Профессор Э. Гудинас (Уругвай) пишет, что те природные ресурсы, которые ранее были вне сферы рыночных отношений, теперь включаются в неё; социальные связи и отношения сводятся к рыночным трансакциям и попадают в сферу частных интересов, а понятия солидарности и социальной справедливости утрачиваются.
Государство, рынок и гражданское общество в процессе глобализации.
Обострение кризисных ситуаций по мере развития глобализации выдвигает на первый план проблему регулирования стихийных процессов в целях адаптации человечества к новым условиям существования. Решающее значение здесь приобретают силы, способные контролировать стихийные процессы и вносить в них элементы упорядоченности и целенаправленности. «Сегодня мир, почти лишенный путевой нити, пытается наощупь найти новый баланс, новое соотношение сил между государством, рынком и гражданским обществом», - заявил М. Хансен в упоминавшемся докладе[2] . Сложность проблемы в том, что ее решение требует не просто распределения власти между указанными институтами, но – в связи с изменением общественных ценностей и приоритетов – трансформация самих этих институтов.
Наибольшее внимание политологов и экономистов привлекает в настоящее время вопрос о том, какие изменения происходят в функциях государства и какова его судьба в условиях глобализации. Здесь можно выделить два аспекта: роль института государства в мировом сообществе и внутри отдельной страны.
В отношении первого преобладает мнение, что интеграционные процессы в экономике, глобализация финансового рынка ведет к «стиранию» государственных границ, к ослаблению государственного суверенитета в финансовой сфере. По оценкам Р. Аллена, менее 30% рынка ценных бумаг семерки наиболее развитых стран контролируются государством или подчинены государственным интересам. Мировой финансовый рынок перемещает свыше 3 трлн. долл. в месяц из страны в стану. Из них 2 трлн. долл. – деньги, неконтролируемые государством или другими государственными институтами. Частный капитал имеет больше ресурсов, чем центральные банки даже таких стран, как США. Не национальные правительства, заключает Р. Аллен, а частный капитал определяет ситуацию на мировом финансовом рынке.
Некоторые исследователи делают далеко идущие выводы о неминуемом отмирании национальных государств. Р. О
Хотите создать по-настоящему уникальный и прибыльный интернет-магазин, который будет привлекать клиентов?
Создание интернет-магазина поможет вам стремительно развивать свой бизнес, увеличить количество продаж, а самое главное, получать высокую прибыль!
Оценок: 302 (средняя 5 из 5)
© 2014 - 2017 BigLib.info — это сокращение от Big Library (большая библиотека).
Целью создания этого сайта было сделать литературу доступной для всех, кто желает ее читать.
Использование любых материалов сайта без согласования с администрацией запрещено.
Обратная связь